Программа вооружения - не панацея. Необходима программа реструктуризации ВПК

В конце сентября 2011 года президент России Д.Медведев сообщил о том, что в нашей стране «как это, может быть, ни печально для бюджета, всегда будут очень высокие расходы на поддержание обороны и безопасности». Несомненно, что в последние годы финансирование данной статьи бюджета значительно увеличилось.

 

Так в частности, на одном из совещаний премьер РФ В. Путин заявил о том, что на новую программу государственных вооружений до 2020 г. предполагается затратить более 20 трлн. руб. (около 71 млрд. дол.). Поэтому в ближайшие десять лет российская армия должна быть оснащена современной техникой на 70% и для этого необходимо модернизировать как минимум 20% предприятий оборонной отрасли.

 

Однако, только финансирование не всегда является залогом обороноспособности и безопасности страны. Так, лишь половина запусков "Булавы" была признана успешными, гособоронзаказ в текущем году оказался на грани срыва, и нет гарантий, что ситуация не повторится в будущем.

 

 

Кроме того, все активнее ведется речь о закупке вооружений за рубежом: в 2011 году был заключен контракт на покупку двух французских вертолетоносцев «Мистраль», уже закуплены израильские беспилотники, при этом Министерство обороны периодически заявляет об отказе от закупок российского вооружения.

 

Что же необходимо предпринять, чтобы бюджетные средства, предназначенные на оборону и безопасность, расходовались эффективно, а российская армия получала надежное и современное вооружение? Ответ на этот и другие вопросы попытались найти участники мультимедийного круглого стола на тему: «Перевооружение армии: финансы решают все?», прошедшего 4 октября этого года в Москве.

 

В нем участвовали директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко; старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Владимир Евсеев; бывший начальник вооружения Вооруженных сил РФ, генерал-полковник Анатолий Ситнов; редактор газеты "Независимое военное обозрение" Виктор Литовкин.

 

 

В частности, Игорь Коротченко отметил, что обсуждаемая тема очень актуальна сегодня в свете нынешних политических и экономических событий и в России, и в мире. Отправлен в отставку вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин, который выступал ярым противником увеличения военных расходов вообще и на новую программу вооружения до 2020 г., в частности.

 

Тем не менее, средства нужны, прежде всего, на перевооружение армии и флота, поскольку за последние 20 лет финансирование вооруженных сил страны осуществлялось, мягко говоря, по остаточному принципу. И это сказалось во время грузино-осетинского конфликта, где грузинские танки оказались значительно эффективнее в бою, чем такие же однотипные российские танки. Это можно сказать и о применении БПЛА, и об экипировке и оснащении бойцов, и о многом другом. Поэтому не удивительно, что после этого конфликта правительство РФ начало принимать жесткие меры по исправлению этого положения.

 

Но чтобы правильно распределить средства на перевооружение армии и флота, необходимо выделить понятные всем приоритеты (это перевооружение стратегических ядерных сил РФ, создание воздушно-космической обороны, новых перспективных самолетов и вертолетов, высокоточного оружия) и вести постоянную борьбу с коррупцией при реализации государственного оборонного заказа.

 

 

Говоря о перспективах перевооружения армии Анатолий Ситнов отметил, что, прежде всего, для появления полноценной воздушно-космической обороны необходимо создавать со странами СНГ единое информационное пространство. Это навигация, целеуказание, наземное, воздушное и космическое обеспечение, совместная радиоэлектронная борьба и т.д.

 

Необходимо совершенствовать и создаваемую технику. Например, на западе создаются ракеты, способные набирать высоту 300 км, а наши ЗРК типа С-500 могут их перехватывать только на высоте всего 50 км.

 

Кроме того, мало наличия программ вооружения и перевооружения. Необходима программа реструктуризации ВПК, восстановления всех цепочек предприятий, изготовляющих военную технику, вне зависимости от того, эффективное оно или нет. Надо прекратить вакханалию роста цен на комплектующие изделия, топливо, металл, электроэнергии, на тарифы перевозок. Тогда и танки наши будут стоить не 118 млн. рублей, а 17,5 млн., как в 2000 году.

 

Также необходимо прекратить политику создания в России отверточного производства, восстанавливать закрытые заводы, в частности, по изготовлению подшипников и многого другого.

 

 

Владимир Евсеев остановился на проблемах нарастающего отставания России в создании ракетно-космической техники, авиации, утере основополагающих технологий.

 

Он сомневается в развитии строительства ракет тяжелого класса, которые в своих шахтных установках очень уязвимы со стороны потенциального противника.

 


Кроме того, работать на высокотехнологической военной ракетной технике должны профессионалы, а не солдаты - срочники или те же контрактники, которые отслужив год и подписав контракт, не становятся, по мнению эксперта, асами своего дела.

 

Виктор Литовкин обратил внимание присутствующих на круглом столе на взаимоотношения Министерства обороны, правительства, военно-промышленной комиссии и предприятий ВПК. Они должны стать прозрачными, эффективными и доступными, конечно, в разумной мере , общественности.

 

В общем, если подвести итоги дискуссии, то можно сделать один, но важный вывод: государство не должно самоустраняться от решения многих проблем, связанных с ОПК страны, а помнить слова, сказанные давным – давно императором Александром III - У России есть два союзника: армия и флот. И надо делать все возможное и невозможное, чтобы не потерять этих единственных союзников нашей страны.

 

Новости

Google
 
 
TAM INDEX
Главная
Пожалуйста направляйте комментарии и вопросы Вячеславу Рыженкову

Вячеслав Рыженков / г.Пенза, Россия / 1998-2012
  фабрика мебели дар