Придет ли «пакистанский лев» на территорию Центральной Азии?

Как гласит заголовок одного из информационных материалов, посвященных оперативно-стратегическому учению (ОСУ) «Центр-2011», «В 2012 году Россию ждет война с талибами». Основанием для такого заголовка послужило мнение участников заседания Политклуба в ИА «Росбалт», которые 29 сентября обсуждали вопрос – к какой войне готова российская армия.

 

В ходе дискуссии был сделан вывод о том, что уже в 2012 г. главной угрозой для безопасности России станет регион Центральной Азии, что обусловлено высокой вероятностью прихода к власти в Афганистане талибов после вывода из этой страны войск США и их союзников по коалиции. Первый удар, вероятнее всего, может быть нанесен по Таджикистану, а в последующем в конфликт будут втянуты Киргизия и Узбекистан.

 

 

Отдельные эксперты и аналитики обратили внимание на то, что реальное количество участвующих в учении войск, техники и озвученные цели учения не соответствовали тактическому уровню реально отрабатываемых практических вопросов. По информации, в ОСУ «Центр-2011» участвовало около 12 тыс. военнослужащих, 1000 единиц вооружения и боевой техники, в т.ч. 50 самолетов и боевые корабли России, Киргизии, Таджикистана, Армении, Казахстана и Белоруссии, а также оперативные группы и представители других силовых структур России (МВД, ФСБ, ФСО, МЧС) и др. стран.

 

Главная цель учения преследовала выработку единых взглядов и подходов к созданию, функционированию и применению группировок войск (КСОР ОДКБ и КСБР в ЦАР) при возникновении вооруженных конфликтов в Центрально-Азиатском регионе. Практические действия войск развернулись на полигонах РФ, Таджикистана, Казахстана, Киргизии и в акватории Каспийского моря. По мнению руководства учения, ОСУ «Центр-2011» стало главным событием оперативной и боевой подготовки войск и органов управления российской армии, показателем уровня ее боеспособности в рамках проводимой военной реформы.

 

При обсуждении вопроса о вероятном «противнике» для участников учения, заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко не исключил прямого участия в вооруженном конфликте и Пакистана. По его мнению, эта страна с момента своего образования находится в перманентном кризисе и приход к власти воинствующих сил может стать одним из факторов неблагоприятного развития ситуации в Центральной Азии. При этом эксперт дал высокую оценку боеспособности и оснащенности пакистанской армии, обладающей ядерным оружием.

 

По словам К. Макиенко, подавляющее большинство пакистанских офицеров прошло стажировку и обучение в армиях США и др. стран мира, а "средний пакистанский офицер по качеству выше, чем средний российский". Несмотря на скептическое отношение к такому, неблагоприятному для России, развитию событий со стороны других участников дискуссии, мнение эксперта заслуживает определенного внимания. Что же представляет собой сегодняшний Пакистан и его армия, о которой так высоко отозвался известный эксперт?

 

Исламская Республика Пакистан, государство в Южной Азии, возникшее в 1947 г. после раздела территории британской Индии. Имея общие границы с Ираном, Афганистаном, Китаем и Индией, Пакистан находится в центре этого одного из самых неспокойных регионов в мире. Пакистанская армия, занимающая 7 место в мире по численности, является важнейшим орудием политической власти в стране и имеет хороший боевой опыт.

 

Армия Пакистана участвовала в целом ряде войн и военных конфликтов (4 войны с соседней Индией, пограничный конфликт с Афганистаном, первая война в Персидском заливе и др.). В настоящее время пакистанские войска ведут боевые действия против талибов на северо-западе Пакистана и активно участвуют в миссиях ООН. Современные высокая обученность и оснащенность пакистанской армии (Сухопутные войска, ВМС, ВВС и Береговая охрана) обеспечиваются высоким государственным бюджетом и помощью со стороны США.

 

В составе Сухопутных войск (СВ) Пакистана, кроме трех батальонов спецназа, имеется 2 бронетанковых, 19 механизированных (пехотных) дивизий, 7 отдельных бронетанковых, 9 артиллерийских и 7 инженерных бригад, а также 6 отдельных механизированных (пехотных) дивизий. Основная часть СВ объединена в 9 армейских корпусов. Дивизии, как правило, имеют 1-2 танковые части. ВМС Пакистана (24000 персонала) представлены отделом военно-морской авиации, военизированной Береговой охраной (4 батальона) для защиты экономической зоны, группой коммандос и подразделением морской пехоты.

 

В составе пакистанских ВВС (65000 личного состава) имеется свыше 920 боевых, транспортных и учебных самолётов. Эксперты отмечают хорошее оснащение пакистанской армии вооружением и военной техникой отечественного и зарубежного производства, в т.ч. и современным. Так, на вооружении армии Пакистана имеются современные танки (ОБТ «Аль Халид», Т-80УД, тип 85, др.), БМП («Аль Хамза», «Аль Фадх»), БТР (М113, «Талха», БТР-70), противотанковые ракетные комплексы и артиллерия, в т.ч. самоходная и РСЗО, вертолеты (Ми-171 и др.) и самолеты, средства ПВО (в т.ч. советские «Стрела-2» и ЗРК С-75), подводные лодки и боевые корабли.

 

Развитие Пакистана – это череда политических переворотов с непосредственным участием армии, представители которой управляли страной более 30 лет из немногим более 60-летней ее истории. Сегодня пакистанская армия, по мнению экспертов, является своеобразным государством в государстве и, своего рода, «кастой неприкасаемых», что подтверждает известная пакистанская шутка - «Каждая страна имеет армию, но только в Пакистане армия имеет страну».

 

В экономическом отношении армия Пакистана представляет собой мощную силу в одной из наиболее нестабильных стран планеты. Сегодня на военную машину страны, обладающей ядерным оружием, тратится около 26% ВВП государства. И это без учета многомиллиардной американской помощи, также идущей на подготовку, вооружение и содержание пакистанской армии.

 

В годы холодной войны Пакистан был одним из главных союзников США, а с вводом советских войск в Афганистан в тренировочных лагерях пакистанской армии была фактически создана повстанческая армия талибов. С этого периода пакистанская спецслужба ISI стала серьезной политической силой, при содействии которой Пакистан, вопреки Вашингтону, получил ядерное оружие, а его создатель Абдул Кадир Хан был причастен к продаже ядерных секретов в Северную Корею, Ливию и др. страны.

 

Считается, что Бен Ладену, длительное время скрывавшегося в Пакистане от спецслужб США, пользовался покровительством той же ISI. Ряд американских и европейских аналитиков не сомневается в том, что ISI имеет собственные интересы в Афганистане, не совпадающие с планами Вашингтона. Косвенно это подтверждается отсутствием активности пакистанских спецслужб в борьбе с террористической группировкой «Хаккани» (входит в движение «Талибан»).

 

Главная причина такого положения в том, что в пакистанском обществе, кроме военных, нет другой реальной силы. Поэтому неэффективное сотрудничество с военными рассматривается как противовес прихода к власти в Пакистане исламистов, которым достанется атомная бомба. Однако руководство пакистанской армии тотально поражено коррупцией. Так, по некоторым данным, оборот пакистанских военных, владеющих от булочных и пекарен до производства нефти, газа и зерна, оценивается в 15 млрд. долларов.

 

Однако после устранения Бен Ладена отношения между Пакистаном и США осложнились. С одной стороны, в США стали раздаваться призывы о замораживании военной помощи Пакистану, которая исчисляется в миллиардах долларов. Так, Исламабад регулярно получает значительные средства из американской казны на антитеррористические операции пакистанской армии и в рамках «фонда поддержки коалиции» (CSF) Пакистану уже перечислено свыше 7,4 млрд. долларов. Причем эта программа специального назначения не отражается в американском бюджете.

 

 

Недовольство проявляет и правительство Пакистана, особенно после бесцеремонных действий США на пакистанской территории по уничтожению главаря «Аль-Каиды». Еще одно подтверждение этому - закрытие Пакистаном пограничного перехода Чаман, одного из двух важнейших каналов снабжения войск НАТО в Афганистане. Официальная причина этого, по заявлению властей Пакистана, соображения безопасности.

 

Но, по мнению экспертов и специалистов, причина такого решения и дальнейшего охлаждения отношений между двумя странами в обвинении Вашингтона в поддержке Исламабадом экстремистской группировки Джалалуддина Хаккани, которого в США считают организатором недавних терактов в афганской столице.

 

 

Таким образом, сложная военно-политическая ситуация в Пакистане и окружающих его странах, наличие связей между спецслужбами и другими пакистанскими структурами и движением «Талибан» и «Аль-Каидой» не исключает варианта его участия в военном конфликте в Центральной Азии. Вероятнее всего, это может произойти в виде активной поддержки извне «революционных» движений в странах этого региона.

 

При эскалации и расширении боевых действий между незаконными вооруженными формированиями и военными структурами законных властей первые могут получить поддержку вооружением и военными специалистами, особенно представителями пакистанских спецслужб, вплоть до непосредственного участия регулярных воинских подразделений армии Пакистана. А это вполне возможно при небольшом расстоянии между Пакистаном и Таджикистаном, разделенных слабо контролируемой узкой полосой территории Афганистана. Поэтому отработка участниками ОСУ «Центр-2011» вопросов борьбы с вооруженными формированиями террористов, в т.ч. с активным применением современных средств вооруженной борьбы, можно считать вполне обоснованным.